Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Беспокойный человек. О времени и о себе

Беспокойный человек. О времени и о себе

Евгений Шварц – один из известнейших драматургов и сценаристов 30-ых – 50-ых годов. По его сценарию поставлена, например, та, «старая», «Золушка» («встаньте, дети, встаньте в круг…»), фильм «Сказка о потерянном времени» -  помните еще «черно-белых» заколдованных дедушек и бабушек – школьников? Он написал сценарий пьесы «Медведь» (1954), эта постановка более известна как «Обыкновенное чудо», по которому снял одноименный фильм Марк Захаров. По пьесе «Дракон» (1944) - в последствии будет снят фильм «Убить дракона».  

 Пятнадцать лет Шварц вел дневник, где записывал детские воспоминания (его школьные годы прошли до революции) и основные впечатления и события взрослой «литературной» жизни. В дневнике Шварц писал о себе, как о человеке, который входя в комнату – остается на пороге, - не находя в себе силы ни войти, ни выйти. В записках он и выглядит таким – неуверенным, мнительным, боящимся ошибиться. Однако, находясь в этом «проеме дверей», Шварц остается тонким, ироничным наблюдателем, и здесь главное – «поймать момент». Правда, сделаю две ремарки.

Во-первых, это дневник сильно рефлексирующего человека, который способен долго «пережевывать» свои личные впечатления. В голове у Евгения Шварца они пролетали, вероятно, за секунды, но книжный текст – иное дело. Здесь рефлексия может растягиваться на несколько страниц блуждающих мыслей автора, тщательно переложенных в слова. И это читать не просто.

Момент второй – Шварц практически никогда не использовал черновиков. Даже свои пьесы он писал сразу набело, передавая рукописный текст обескураженным машинисткам. А здесь личные дневники – поэтому, что написано – то написано. Сильным правкам записи не подвергались, поэтому - готовьтесь к трудному чтению. При этом основная часть воспоминаний иронична, стилистически выверена и является вознаграждением читателю, прорвавшемуся через имеющиеся «затянутости».

Стиль Шварца напоминает Аверченко, Зощенко и Хармса, где перемешиваются абсурд, ирония, страхи, присущие времени написания. Так, например, Евгений Шварц вспоминает свой детский разговор с двоюродным братом Антоном: «Тоня спросил робко: «А если еврей хороший человек, то он может попасть в рай?» Я твердо ответил: «Конечно может!». Тоня после ответа, сосредоточенно молчавший, сказал, когда мы перелезали через забор – «Этим ты меня значительно успокоил».

Или, описывая жену Суетина, ученика Казимира Малевича, – Анну: «шустрая и до того быстрая, что недавно в спешке упала и сломала ребро». Чем не перо, достойное Даниила Хармса?

Кстати, по воспоминаниям Шварца, в «играх поэтического разума» при разработке рекламного слогана для журнала «Еж», Даниил Хармс придумал, лучший, хотя и бескомпромиссный лозунг: «Или Еж сыну – или нож в спину». Версия Олейникова «Утром съев конфету Еж - В восемь вечера помрешь» была фатальнее и звала не туда.

Ирония для Шварца – защита ранимого человека от нападок и уколов (реальных или выдуманных) своих литературных коллег. Так, Николая Олейникова, коллегу по редакции «Ежа», Шварц называет своим «другом и злейшим врагом, и хулителем». Об отношении Шварца к Корнею Чуковскому много сказано в «Воспоминаниях о Корнее Чуковском», глава «Некомнатный человек или белый волк», которая основывается на дневниках Шварца.

Удивительны заметки Шварца о Дмитрии Шостаковиче. Абсолютно, с моей точки зрения, феерический рассказ самого Шостаковича о том, как он готовился к операции по удалению гланд, и как в «самом процессе» сильно ударил известного хирурга ногой. О том, что Дмитрий Дмитриевич был очень нервным и ранимым человеком, о котором рассказывали «что играя в карты и проигрывая, он убегал поплакать». О кристальной честности Шостаковича, - посчитавшего, что купленная в комиссионном магазине обстановка новой квартиры стоит гораздо больше, чем было уплачено, разыскавшего хозяев и доплатившего разницу до справедливой цены.

Евгений Шварц и Леонид Пантелеев были очень дружны, в 37 году они жили в Сестрорецке (недалеко от Разлива, где в «шалаше» перед революцией скрывался Ленин). Их воспоминания о репрессиях 37-38 года страшно, именно страшно, похожи (рассказ Леонида Пантелеева об этом времени можно найти в главе «Две встречи», «Воспоминания о Корнее Чуковском»). В то время, пишут они, было принято ложиться очень поздно, поскольку считалось «неприличным» если тебя заберут неодетым из постели. Поэтому все «высиживали» допоздна, одетые и готовые ехать на Литейный. Машины в поселок приезжали каждый вечер и каждую ночь, «интеллигентские» жители прислушивались и по звуку шелеста гравия гадали – «к нам или нет»? И облегченно вздыхали, «если не ко мне». А потом было стыдно. Никто не мог объяснить – почему не бежали? Страна огромная, и найти конкретного человека было бы сложно.

Евгений вспоминает, как на первом заседании правления после ареста Олейникова, его призвали к ответу за дружбу с врагом народа. И желая помочь Шварцу сказать «правильные» слова, драматург Зельцер предложил: «Ты, Женя, расскажи, как он (Олейников) вредил в кино, почему ваши картины не имели успеха». 

«Позвонки минувших дней» Евгения Шварца – честные, ироничные воспоминания, которые я рекомендую прочитать. 

Дополнительно, хочу привести две истории «от Никиты», сына Николая Заболоцкого (обэриута, автора одной из лучших «перекладок» «Слова о полку Игореве»). Место – эвакуация, Вятка.  

Никита был, как и отец, очень серьезным ребенком. Когда он заболел ветрянкой и сильно «температурил», его мать пододвинула кровать сына ближе к себе. Что бы ребенок был рядом. Никита поднял голову от подушки и серьезно спросил: «Пол не поцарапала»?

На вопрос Шварца, не потерял ли Никита в больнице свою любимую книгу (а она у мальчика была «О постройке дома из местных материалов»!!!), Никита ответил: «Что вы, я эту книгу берегу как зенитку ока!»

Чтение непростое, но познавательное, рекомендую. Илья

 

 

Для коллажа использованы:

  • Кадр из фильма Золушка 1947. Режиссеры Кошеверова, Шапиро. Золушка  Я. Жеймо, Принц А Консовский

  • Кадр из фильма Обыкновенное чудо, режиссера Марка Захарова. Король Евгений Леонов, Министр Андрей Миронов

  • Кадр из фильма Убить дракона 1988. Режиссер Марк Захаров. Дракон Олег Янковский, Ланцелот Александр Абдулов

 

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии