Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

И никого вокруг. Да и сам-то ты где? И правда, где я?

 

Когда после окончания с медалью физико-математической школы я решила поступать в питерский Политех на прикладную математику, то точно не предполагала, что у меня будут какие-либо проблемы. Имея в кармане 10 баллов за физику и математику из 10 возможных и уверенный зачет по русскому и литературе, казалось, беспокоится не о чем. Однако оказалось, что в тот год желающих даже с 10 проходными баллами и медалями было больше, чем мест, и университет организовал дополнительное собеседование. Как я его прошла и попала на «примат» до сих пор не понимаю, думаю за уверенное гендерное и психологическое отличие от основного «ботанического» мужского контингента. Для разбавления социума, так сказать. И понеслись годы «вгрызания» в матмодели «развития вселенной», концепции «описания всего сущего» и прочие радости математического познания мира в сфере высшей школы.

 

Все экзамены давно сданы, дипломы получены, учебники сданы в библиотеку. Прошло много лет. А тут, раз, и такие чудесные воспоминания под воздействием книги Владимира Губайловского «Учитель цинизма». Книга вышла в серии «Index Librorum: интеллектуальная проза для избранных» издательства Эксмо. То есть, тут как бы жесткий намек на уровень интеллекта, который требуется для прочтения и осмысления. Не верьте. Наверно, только абсолютно зацикленному на своей исключительности гуманитарию могло показаться, что для «освоения» такого рода литературы требуется какой-то особенный интеллект, хотя книга и не ширпотреб, безусловно.

«Учитель цинизма» — это такой парафраз вышедшей в 2012 книги «Юными годами медбрата Паровозова» Алексея Моторова, и пришедшей вместе с ней моды на «байки из склепа» определенной профессии и обучения ей. Так вот книга Губайловского – это байки из моего родного «математического склепа». Книга написана для абстрактного математика профессиональные математики в большинстве своем люди глубоко абстрактные – профессия накладывает отпечаток) в весьма конкретной манере – то есть с юмором, здоровой долей цинизма и романтики. Да, все вместе и никак иначе. Иначе красота модели не будет совершенна.

 

О чем книга? Про игры разума, так характерные для математиков, которые ежедневно продираются через все более высокие уровни абстракции, пока некоторые из них не переходят в этой игре на новый уровень – полный отрыв от реальности. Чуть про кибернетику, где уже все придумано еще в 20 веке. И особо талантливые, и глубоко погрузившиеся в теорию, старательно описали с помощью концептуальных методов музыку, искусство, модели красоты. Вот только почему-то так это и не прижилось, может «теологически предопределенная функция цели» все время вмешивалась в ход имплементации в общественное сознание. Или, так и не сложилось математическое определение человека, как элемента множества.:)

 

И про байки и характерные разговоры студентов математиков, которым каждый день рассказывают, что «Вы элита, но никто, пока не докажете свою гипотезу Пуанкаре» (Цитата не из книги, из моего студенчества). И собираются молодые, очень умные и разносторонне развитые парни и девчонки, в основном, конечно парни, и разгоняют, разгоняют маховик «игр разума», выходя за пределы математики в философию, как высшую систему определения «Зачем?».

 

Ж.-Ж. Руссо в «Исповеди» признается: «Так как источником моей глупой и угрюмой застенчивости, которую я не мог преодолеть, была боязнь нарушить приличия, я решил отбросить их, чтобы придать себе смелости. Я сделался циничным и язвительным (je me fis cynique et caustique…)» 

 

Так и Владимир Губайловский идентифицирует себя в книге как Учителя цинизма…. Как интеллектуала, начитавшегося античных киников и их последователей и на время уверовавшего в блеф каких-быто ни было ценностей: веры, любви, красоты, истины. «Нет ничего стоящего в этом лучшем из миров..<> Пустота хлещет во все щели. <> Жизнь должна иметь смысл. Должна. Но она его не имеет».

 

Цинизм, когда вскрытие уже все показало, – высшая стадия развития или деградации математика в моделировании систем, когда от любого живого остается только набор символов – выщелоченный остов. Когда жажда эстетического применения собственного разума и матаппарата разрушает душу. «Бессодержательная теория всегда логически безупречна». 

Губайловский проверяет систему «на разрыв», заставляя мозги читателя крутиться и осмыслять игры разума автора, его книжного бэкграунда и опыта абстрактных умозаключений – стабильный багаж высшего математического образования.

 

И нырнув глубоко-глубоко в это состояние абсолютной первобытности и первозданности, состояние отрицания всего, вдруг оказывается трудно дышать и хочется вернуться. В этот несовершенный мир. Несовершенный, зато живой.

 

P.S. Официальный анонс книги – полная бредятина.

Да, и воспользовавшись возможностью в коллаже провожу ностальгическую рекламу Санкт Петербургского Технического Университета  (Политеха, или Политехнического университета, у него все меняют названия). В общем, моя alma mater. книге описывается мехмат МГУ)

Некоторые игры разума математиков:

  «Мысль есть протяжный скрип, издаваемый мозгами в процессе думания»

  «Надкушенное яблоко – это же вечный позор человечества, такой же как приговор афинским навархам или Сократу» (кстати автор это про смерть  Тьюринга, если вы что другое подумали.. кстати не без циничного умысла автора, я думаю)

 «Свобода – это состояние, когда ты весь – лишний»

 «Цинизм – это не болезнь, а горькое, как хна лекарство, которое показано высоким культурам»

Учитель цинизма», Владимир Губайловский, Эксмо 2014

 Книга в интернет магазине Озон

 

 Скачать цифровую книгу на ЛитРес

 

 

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии