Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Мы кружим в ночи и нас пожирает пламя. Отзыв на интеллектуальную биографию Ги Дебора

 Мы кружим в ночи и нас пожирает пламя. Отзыв на интеллектуальную биографию Ги Дебора

В критическом исследовании биографии Ги Дебора, интеллектуального революционера XX века, Энди Мерифилд ищет ответ только на один вопрос, зато самый сложный. Почему теоретик «Общества спектакля», эстетствующий обличитель урбанизма, лидер Ситуационистского интернационала в один момент исчез из эпицентра радикализма и ушел во внутреннюю эмиграцию, «заточив» себя на двадцать оставшихся лет жизни в маленькой деревушке Шампо французской провинции Овернь. Как произошло, что этот органический интеллектуал, бросивший в лицо современному обществу неутешительный диагноз, не смог найти и предложить руку помощи – действенное лекарство. In vino veritas  и индивидуалистические исключения себя из общества спектакля вряд ли могут претендовать на рецепты для массового использования.

 

Памфлет Ги Дебора «Общество спектакля» и последовавшие через 20 лет комментарии к нему, выпущенные отдельным изданием, начинающимся лукавым сокрушением «появление этих комментариев будет приветствовать от силы пятьдесят или шестьдесят человек»[1] - это 221 тезис и эссе о болезни театрализованности жизни, превращении ее из реальной в виртуальную, созерцательную – «Спектакль – это ночной кошмар закабаленного современного общества, которое если чего и желает - то только спать.<> это непрерывная опиумная война, которая ведется с целью уничтожить даже в мыслях людей различие между товарами и жизненными ценностями, между развлечением и выживанием. <> Отныне потребитель начинает потреблять иллюзии. Товар – это реально существующая иллюзия, а спектакль – манифестация этой иллюзии.».

 

Дебор и ситуационисты пытались ломать рамки общепринятого поведения, выскочить из господства современного рабства, практиковали игру политического нигилизма, пытаясь принудить людей думать, развить способность мышления в устойчивый навык и насущную потребность. «Для нашей эпохи характерны концентрация власти и рационализация мечты. <> До тех пор, пока мы не научимся творить собственную историю, свободно создавать ситуации, тяга к объединению будет приводить лишь к дальнейшему разделению. В результате поиска общего дела появляются новые специализации»[2]. Как показала история - с момента активной деятельности ситуационистов прошло 40 лет - к искомому результату такие попытки не привели.

 

 

Дебор в своих книгах кричит про основной продукт производства современного общества – спектакль, который фабрикует зрелище, звезд, объекты-образы. Про трансформацию «быть» через «иметь» в «казаться». «Товарный фетишизм доводит людей до состояния нервной лихорадки, чем мало отличается от религиозного фетишизма былых времен: такой же экстаз, конвульсии и восторг чудом исцеленных. И здесь потребляется только подчинение.»[3] 

 

Мы все в этом трансформированном обществе Спектакля одновременно и актеры, и зрители. Удел звезд этого спектакля также глубоко уныл. Их роль - мнимое проживание жизни, воплощение результатов общественного труда, недоступного простым людям, чтобы те могли ассоциировать себя с демонстрируемыми образами и компенсировать убогость своего окружения. Когда поступки и действия становятся ролевыми - они банальны. В мире господствует банальность. И даже бунт превратился в нее, как только его научились производить в промышленных масштабах.  «Банализация превратилась в болезнь, затрагивающие как материальные сферы, так и сферу духа, воздействующую на человеческую жизнь. В переменах нуждалось все – жизнь, время, пространство, города. Людей загипнотизировали производство и комфорт. <> По меткому замечанию Дебора, если молодым людям предоставить выбор между любовью и мусоропроводом, они выберут мусоропровод.»[4] Главная сущность иллюзорного выбора в обществе спектакля – «играть одну из предложенных ролей путем потребления вещей, которые ей сопутствуют»[5].

 

В спектакле истина превращается в истории, рассказываемые нам другими людьми. И потому их истинность относительна. «Если спектакль о чем-то молчит в течении трех дней, то это «что-то» попросту перестает существовать. И наоборот, когда спектакль начинает о чем-то захлебываясь рассказывать, то это «что-то» действительно претворяется в жизнь. Практические последствия, как мы видим, колоссальны.»[6] В своих книгах Дебор обличает власть абсолютного меньшинства – клановой бюрократии, которая есть единоличный собственник государственного капитализма. При этом власть желает, чтобы о ней судили по ее врагам, а не достижениям. «Экономика, своими свершениями перешагнувшая даже через разум, наглядно продемонстрировала: торжество лжи в мировом масштабе привело к тому, что сам мир превратился в фальшивку.»[7]

 

В книге Энди Мерифилд описывает жизнь Дебора, как непрерывный поиск дуэнде. Дуэнде по определению Федерико Гарсиа Лорки: «Пожалуйста, не путайте дуэнде с теологическим бесом сомненья, в которого Лютер в вакхическом порыве запустил нюрнбергской чернильницей; не путайте его с католическим дьяволом, бестолковым пакостником, который в собачьем облике пробирается в монастыри; не путайте и с говорящей обезьяной, которую сервантесовский шарлатан затащил из андалузских джунглей в комедию ревности. О нет! Наш сумрачный и чуткий дуэнде иной породы, в нем соль и мрамор радостного демона, того, что возмущенно вцепился в руки Сократа, протянутые к цикуте. И он родня другому, горькому и крохотному, как миндаль, демону Декарта, сбегавшему от линий и окружностей на пристань к песням туманных мореходов. Каждый человек, каждый художник (будь то Ницше или Сезанн) одолевает новую ступеньку совершенства в единоборстве с дуэнде. Не с ангелом, как нас учили, и не с музой, а с дуэнде. Различие касается самой сути творчества»[8].

 

Дебор посвятил свою жизнь борьбе против человека вещи, человека функции. И все же спектакль - «банальная отрыжка, излишек, вырабатываемый СМИ» по-прежнему порабощает все новых и новых адептов.

 

Время показало, что изгнания не существует. Невозможно укрыться в стандартизованном мире. И потому лучшим игроками станут те, кто остается свободным, играет по собственным правилам, остается верным самому себе.

 

Вслушивайтесь в себя и.. начните все сначала.

 

P.S. Рекомендую обе книги. Ольга. Правильной последовательности не существует. Биография читается просто. Думать заставляют обе. «Идеи совершенствуются.»

 

  Энди Мерифилд. «Ги Дебор. Критические биографии», перевод Александра Соколинская, Ад Маргинем 2015

 

   Книга в интернет магазине Озон

   Книга в интернет магазине Лабиринт

 

 

  

  Ги Дебор «Общество спектакля» (там же есть и Комментарии к Обществу спектакля), перевод Антона Уриновского, Опустошитель, 2014

 

  Книга в интернет магазине Озон

  

 

 

Также рекомендуем:

«Мы кружим в ночи и нас пожирает пламя» - последний фильм Ги Дебора -  «метафизическое исследование сознания и погребальный гимн Парижу»[9]

 

 [1] Ги Дебор «Комментарии к Обществу спектакля»

 

[2] Ги Дебор, фильм «Критика разделения»

 

[3] Ги Дебор «Комментарии к Обществу спектакля»

 

[4] Энди Мерифилд «Ги Дебор. Критические биографии»

 

[5] Ги Дебор «Общество спектакля» с.49

 

[6] Ги Дебор «Комментарии к Обществу спектакля»

 

[7] Ги Дебор «Комментарии к Обществу спектакля»

 

[8] Гарсиа Лорка, Федерико. Дуэнде, тема с вариациями / Ф. Гарсиа Лорка // Избранные произведения: в 2 т. — М.: Художественная литература, 1986. — Т. 2: Стихи. Театр. Проза.

 

[9] Энди Мерифилд «Ги Дебор. Критические биографии» с 68

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии