Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Занимательная музыка или "задворки оркестра". Рецензия на книгу Владимира Зисмана

«Могла ли простая лошадь из монгольской глубинки мечтать, что еще при жизни

белый волос из ее хвоста будет исполнять симфонию Брукнера,

к примеру, в Большом зале Миланской консерватории.»

 

В книге Владимира Зисмана вы найдете живой язык, юмор и открытые настежь «задворки» оркестра, в которых вы разглядите подноготную этого мифологизированного бабушками и родителями, и такого похожего на  другие ремесла.

 

Профессиональный фольклор вносит в книгу развлекательные нотки. Как юмор узкоспециализированного социума он жесток, циничен и, вместе с тем, тонок и нежен к предмету своей любви. Оркестр – это «совокупность партитуры и сто человек на сцене или шестнадцать на кладбище (но тоже пока с инструментами), социум друзей и единомышленников или, наоборот Государственный академический серпентарий, пиратская шхуна или гастролирующий концлагерь».Психологический портрет оркестранта – «Человек с трепетной, возвышенной душой и специфическим юмором санитара из морга», - «постоянное существование рядом с прекрасным неизбежно ведет к естественному цинизму».

 

 

Полезно взглянуть на себя со стороны «оркестровой ямы», поэтому рекомендую семь типов публики в классификации по Зисману. 

  • «Корпоративная» - требует от музыкантов понимания, что она сюда не за тем пришла.

  • «Детская» -там все решают бабушки, понравиться нужно именно им. 

  • «Публика на концертах от департамента культуры» – люди нетребовательные, в основном, пенсионного возраста.

  • «Посетители европейских фестивалей на свежем воздухе» – успех музыкантов во многом зависит от правильного репертуара, не нарушающего последовательность и комфортность поглощения еды.

  • «Любители попсовых концертов из хитов оперной классики», прощающие оркестру любые огрехи, потому что никто не знает, как должны звучать эти произведения в оригинале.

  • «Публика консерваторского типа», которая ходит на концерты, потому что так принято, и радостно хлопает дирижеру «которого оркестр общими неимоверными усилиями за последние полтора часа спасал раз десять».

  • И, наконец, единственная публика, понимающая зачем она здесь и, что сейчас будут играть. Публика, появляющаяся абсолютно не системно, в непредсказуемых местах - «от Большого зала консерватории до последней дыры на юге Италии». Публика, перед которой стыдно играть отлично, перед которой нужно играть только идеально. По словам Зисмана, последний подвид музыканты чуют сразу, хотя встречается он редко.

 

 

Юмор - ключевое преимущество глав про музыкальные инструменты в сравнении с сухим академическим изложением учебников.  «Инструмент – я еще в училище обращал на это внимание – накладывает на человека неизгладимую печать.» Л. Гиршович. На инструментах играют живые люди – «Музыканты с тонкой трепетной душой, глубоким пониманием музыки и широким набором вредных привычек».

 

 

 Так, про арфу и арфисток, которые и жертвы, и подвижницы из-за проблем с трудоустройством, в книге сказано: «у арфистки должны быть руки как у гиббона», а «арфа произошла от лука с натянутой тетивой, которая мелодично звучала при выстреле». Не могу тут с Зисманом в полной мере согласиться. У хорошо известной мне, правда, устроенной в жизни арфистки, рук гиббона я не видела, - дама она вполне себе изящная. Впрочем, за описание устойчивого образа и функции - «арфа, как правило, несет образ райского блаженства, неги, любви и прочих положительных эмоций» и подробный разбор «матчасти» игры на оной, - гиббона можно и простить.

 

 

Про дирижеров разрешу себе процитировать только одну шутку - «Музыкант, у которого спросили, чем будет дирижировать весьма известный маэстро, ответил: - Хотите знать, чем он будет дирижировать? Понятия не имею… А мы будем играть Пятую симфонию Бетховена.» Ш. Мюнш.

 

Кому полезно почитать эту книгу?

 

  • Любителям и фанатам симфонической музыки. Во-первых, книга изобилует секретными знаниями, ранее доступными только профессионалам: про дарвинизм и музыкальные инструменты, про игру чего-нибудь из Моцарта, как верный способ борьбы с самодовольством, про пользу музыкальных терминов, издержки гобоецентризма, «струнный социум и субординацию», про главных дирижеров, которых «нужно душить в зародыше» и т.п.... Во-вторых, полезно посмотреть правде в глаза. Кумиры - они тоже люди, не стоит награждать их квазирелигиозным статусом. «Если вы представляете мир классической музыки исключительно в возвышенных тонах, вам не повредит прописанная здесь здоровая доля цинизма». Петр Поспелов, критик, композитор.

 

  • Профессиональным музыкантам. Лучше быть готовым к тому, что «вся правда вскрыта».  «Полезная книга для различных участников описываемых процессов, получающих ценную и редкую возможность взглянуть на себя со стороны, и даже, может быть, сделать кое-какие полезные выводы.» Александр Ведерников, дирижер.

 

  • Всем, кого в детстве «пичкали», в большинстве случаев безуспешно, музыкальной школой, балетом и другими столь же романтизированными в сознании родителей и прочих родственников детскими занятиями. Вы были правы, все так и есть. Эти занятия – «работа», которая начинается прямо с детства и не заканчивается никогда. И потому особенно интересно почитать о тех, кого «обучение и профессиональная деятельность так и не смогли отвратить от музыки».

 

  • Всем, кто подумывает отправить своих детей посвящать жизнь искусству, особенно, музыкальному. Столь серьезные решения лучше принимать, имея достаточное количество информации.

 

  • И, главное, книгу стоит почитать тем, кто не чувствует себя уверенно, пригласив девушку на концерт симфонической музыки, балет или оперу. После прочтения путеводителя по оркестру, шанс «облажаться» ввиду незнания темы вам не грозит.  Шутки, подчерпнутые из «оркестровой кухни», позволят при случае изящно и в тему пошутить, что дамы интеллигентные и даже серьезные оценят.

 

Байки из оркестра

 

«После «Спартака» Хачатуряна к барьеру оркестровой ямы подходит огорченная и обескураженная дама: «А почему «Танца с саблями» не было?» Те, кто еще не успел удрать домой, так и застыли в тех позах, в каких их застиг вопрос. Просто язык не поворачивался сказать женщине, просидевшей в этом шуме три часа, что ей надо было на «Гаянэ»»

 

«Не существует более деструктивного фактора, чем живой композитор на репетиции и, тем паче на записи»

 

И помните, что слово banda на итальянском означает не только противоправную группировку, но и духовой оркестр. Видимо, неспроста.

Владимир Зисман. «Путеводитель по оркестру и его задворкам», АСТ, 2015

Книга в интернет магазине Озон

Книга в интернет магазине Лабиринт

Аудиокнига на ЛитРес

 

 

Вдогонку. Музыканты шутят — Funniest Classical Orchestra Ever… — Rainer Hersch. Rainer Hersch conducts the Philharmonia Orchestra at the Royal Festival Hall, London.

Посмотрите также:

Для коллажа использованы

  • Фото Владимир Зисман

  • Владимир Зисман на презентации своей книги в Новой Опере. Фото golos-publiki.ru

  • Обложка Владимир Зисман. «Путеводитель по оркестру и его задворкам», АСТ, 2015

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии