Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Не превратиться из волка в болонку

  «Я не могу писать на заказ. Я могу писать только то, о чем хочу писать. Я могу попробовать писать по-другому, но не думаю, что у меня это получится». Борис Пастернак

Обычные биографии «грешат» частным мнением биографа о герое книги. Автор, даже не преследуя такой цели, подсознательно привносит в историю свои личные оценки и, тем самым, создает очередной уникальный «n+1» образ известного человека.

«Пастернак в жизни» Анны Сергеевой-Клятис — хорошая попытка «избавиться» от автора, как «субъекта-героя» повествования. Книга полностью составлена из документальных свидетельств и писем поэта, членов его семьи, друзей и коллег по «писательскому цеху». Все свидетельства расположены в хронологическом порядке, либо в порядке, соответствующем логике изложения. Таким образом, автор сознательно оставляет читателю право делать выводы о характере и судьбе Бориса Пастернака самостоятельно. 

Конечно, даже подобный способ «построения» биографии содержит субъективные черты. Например, выбор того или иного документального свидетельства явно определяет направление «правильной ветки» реальности. Однако, даже принимая во внимание тот факт, что мы живем в мире где «ложки нет»[1], «Пастернак в жизни» представляется тем образом «ложки», который ближе всего соотносится с личностью поэта, каким его видели современники, как видел себя он сам.

Интересно, сколь огромное влияние оказала на жизнь и творчество Пастернака музыка. Его мать, талантливая пианистка Розалия Исидоровна Пастернак (Кауфман), пожертвовала своей артистической карьерой ради семьи. Сам Борис долгое время не мог выбрать «правильное направление», склоняясь то к литературе, то к музыке. «Мне трудно решить, кто я – литератор или музыкант … <> Прозу я пишу как-то  так, как пишут симфонии» — писал Борис отцу, Леониду Осиповичу Пастернаку, в 1916 году. И только перспектива стать «простым ремесленником» от музыки из-за отсутствия абсолютного слуха, склонила чашу весов в пользу литературы. Чувство же внутренней связи стихов и музыкальных ритмов стало основой поэтики Пастернака: «Мир – это музыка, к которой надо найти слова. Надо найти слова!».

Ахматова считала Пастернака удачливым и счастливым человеком. Он был известен и любим своими читателями, никогда не испытывал серьезной нужды и был весьма состоятелен даже по «поэтическим меркам». В конце концов, его ни разу не арестовали. Несмотря на упреки в «мещанстве» и отсутствии достаточного количества «социалистического подвига» в стихах, до свойственных сталинскому периоду «активных действий», власть по отношению к поэту не доходила. Почему?

Вероятно, исполнители не были уверены в отношении Сталина к поэту. В памяти была свежа история о личном звонке летом 1934 года вождя Пастернаку в ответ на просьбу о защите Осипа Мандельштама. Также ходили слухи, что на предложение начать» активные действия» в отношении уже самого Пастернака, Сталин посоветовал «не трогать этого небожителя». Возможно, свою роль сыграло и то, что в тридцатые годы Пастернак был одним из лучших переводчиков грузинской поэзии на русский язык.

Истины мы наверно уже не узнаем, но, вольно или невольно, Пастернак был долгое время защищен от последствий государственной критики, и имел возможность отстаивать свой образ мысли и отношение к творчеству. «Не жертвуйте лицом ради положения. <> Подальше от этой ласки. <> Каждый, кто этого не знает, превращается из волка в болонку».

Основная идея Бориса Пастернака — независимость художника от «социального» заказа. То, что написано по заказу, будет «ремесленным» результатом, как музыка, написанная без абсолютного слуха. Поэт, по мнению Пастернака, индивидуалист.  «Не организуйтесь! Организация — это смерть искусства. Важна только личная независимость» — заявил он на Конгрессе писателей в Париже в 1935 году.

Вместе с тем, при всей своей аполитичности и внутреннем индивидуализме, Пастернак искал пути «гражданской интеграции» в советское общество. Так, во время войны, он дежурил на крыше «писательского» дома в Лаврушинском переулке, тушил зажигательные бомбы. Ездил в командировки в военные части, собирая материал для стихотворений военного времени. Подобного рода поездки удавались не всегда. Так, после поездки по колхозам, для сбора материала о «новой деревне», по словам Пастернака, от увиденного он заболел и «целый год не мог спать».

Публикация романа в Италии, и присуждение Нобелевской премии позволили Советскому государству окончательно определиться в отношении к Пастернаку. То, что не сделал Сталин, сделал Никита Хрущев. Против Пастернака была развернута масштабная травля, он был исключен из Союза Писателей. По сути, Пастернак, публикуя за границей роман, поступил также, как Осип Мандельштам, написавший памфлет на Сталина в 1934 году. Пастернак тогда назвал это стихотворение самоубийственным и посоветовал Мандельштаму никому больше его не читать. Публикация «Доктора Живаго» за границей была также во многом самоубийственным актом писателя, принявшим личное гражданское решение, без оглядки на последствия.

«Пастернак в жизни» — книга, позволяющая читателю самостоятельно делать выводы о том, каким был Борис Пастернак, разобраться что двигало его поступками, служило мотивацией к творчеству.

 Рекомендую. Илья. И еще несколько цитат:

«Никто тебя знать не будет, если не писать лирики – на фунт помолу нужен пуд навозу – вот что нужно. А без славы ничего не будет, хоть ты пополам разорвись – тебя не услышат. Так вот Пастернаком и проживешь!» Сергей Есенин – Николаю Осееву (Гладков А. К.)

«Я пишу, а мне все кажется, что вода льется мимо рукомойника» Борис Пастернак, 1923

«Есть два рода бессмыслицы – говорит Пушкин – одна происходит от недостатка чувств и мыслей, заменяемого словами, другая от полноты чувств и мыслей, и недостатка слов для их выражения», Владислав Ходасевич

[1] Культовая цитата из фильма «Матрица», братьев Вачовски.

«Пастернак в жизни», Анна Сергеева-Клятис, Редакция Елены Шубиной, АСТ, 2015

Книга в интернет магазине Озон

Цифровая книга на ЛитРес

 

 

Проект «Живая поэзия». Борис Пастернак. «Снег идёт». Читает Александр Феклистов

Для коллажа использованы:

  • «Пастернак в жизни», Анна Сергеева-Клятис, Редакция Елены Шубиной, АСТ, 2015
  • Пастернак в 1934 году на первом съезде Союза писателей СССР
  • Памятник Борису Пастернаку. Скульптор З. Церетели. Памятник не установлен ввиду отказа властей Москвы

 

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии