Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Образ Пиранези столь же реален, как и любой миф. Книга - разоблачение

«Места заключения, откуда изъято время и все формы живой природы, замкнутые камеры, что так скоро превратятся в камеры пыток, меж тем, как большинство их обитателей, по-видимому, пребывает в опасном, тупом довольстве, провалы без дна и одновременно без выхода – не обычные тюрьмы: это Ад для каждого из нас.» Маргерит Юрсенар. Мрачный ум Пиранези. 1959- 1961

Книга в стиле «жизнь великого произведения» посвящена знаменитой серии офортов Джованни Батиста Пиранези (1720–1778), известной под названием Capricci di Carceri или «Тюрьмы». Наряду с «Меланхолией» Дюрера, «Доктором Фаустусом» Рембрандта и «Капричос» Гойи, «Тюрьмы» — одни из самых известных произведений в истории гравюры и одни из наиболее загадочных и мифологичных «текстов», связывающих сродни поэзии и музыке прошлое, будущее и настоящее.

В России Пиранези стал популярен еще при Екатерине II, которая «расстраивалась», что у нее только 15 томов его произведений, а Александр I поручил приобрести для Эрмитажа издание работ художника.  «Едва ли не каждый русский дворянин, посетивший Рим в XVIII – начале XIX века, увозил с собой тома «Видов Рима», а иные – и «Тюрем»». Сегодня в Эрмитаже хранится одна из крупнейших коллекций, отражающих Миф Пиранези – воображаемого Рима, никогда не построенных архитектурных памятников и фантастических зданий, заглянув в которые, каждый может почувствовать себя внутри своего персонального ада.

Текст книги — с характерными постмодернистскими цитатами и аллюзиями, смешением стилей, где «блоговая» и даже «тинэйджерская» манера изложения перемежается со стилистически выверенным языком искусствоведческой монографии. При прочтении первой главы может создаться впечатление, что жажда славы и популярности в более широких, нежели аудитория гуманитарных интеллектуалов кругах, толкнула автора в объятия подросткового сленга. Скажу честно, некоторые интеллигентные дамы «старой формации» могут быть фраппированы. Однако, не стоит здесь ставить точку и формировать мнение обо всей книге на основании этих «постовых» заигрываний. Будьте милостивы, и спишите на жажду просвещения. — «Марии Терезии же было всего двадцать три, и яростные схватки с петухами эту курицу много чему научили, так что, в борьбе крепчая, она осознала, несмотря на католицизм и добродетели, что something is rotten in the state of Austria (прогнило что-то  в Австрийском королевстве)» В общем, — будьте снисходительны – преимущество книги не в периодических экзерсисах «близости к народу», тем более, что максимальная их (упражнений) концентрация именно в этой первой главе, что точно переживаемо.

Ключевое преимущество книги – аллюзии. Развенчивая миф Пиранези, Аркадий Ипполитов планомерно создает новый миф, миф мифа о Тюрьмах Пиранези, его влиянии на культуру последующих веков и миф самого себя на этом чудесном историческом фоне. Причем последнее мне кажется наиболее акцентированным, и при этом не самым бессмысленным и бесполезным. Выстраивая аллюзии событий жизни Пиранези с событиями фильмов Питера Гринуэя и Федерико Феллини Ипполитов демонстрирует визионерский тип творчества – интуитивные прозрения связей и законов, царящих во Вселенной. Демонстрация интеллектуальной мощи сама по себе может внушать желание подражать – а значить развиваться и расширять свой образовательный потенциал, что очевидно полезно вне зависимости от коротких результатов применения оного.

Эта книга – «разгром» биографии Пиранези имени Леграна, части которой «кочуют» по многим искусствоведческим и художественным произведениям. Книга о «пиранезимании» в культуре Нового времени и ее последствиях, с которыми мы живем и сейчас.

Рим XVIII века помешан на коллекционировании. «Паролями» для идентификации «своих» были обсуждения достоинств статуй, архитектурных памятников и смыслов древних надписей. «Папа антиквариев» — Франческо-де Фикорини – специализировался на экскурсиях для богатых англичан в Grand Tour, после которых традиционно совершались покупки каких-нибудь древностей, что для гида было весьма прибыльным занятием, так как то, что в Риме на внутреннем рынке стоило весьма скромно, после пояснений знатока с репутацией, решительно возрастало в цене. В сатирической пьесе Герардо-де Росси даже воспроизводится римская шутка того времени про англичанина, которому указывают на Колизей, и он отвечает «О, да! Это должно быть замечательно, когда достроят.» В общем, все, как и сейчас – бренды заменили богов и желающие казаться благочестивыми в этом новом брэндованном мире оплачивают свое желание по полной.

Миф о Пиранези стал создаваться сразу после его смерти. Его сын – Франческо Пиранези – рассказал об отце Жаку Гийому Леграну, в результате чего и появилась первая биография художника. Тут очень важно помнить, что биография вышла как раз в преддверии нового, гигантского по тем временам тиража, офортов Пиранези, медные доски для которых принадлежали сыну, то есть именно он и был главным заинтересованным в максимальном объеме продаж.

Моя рекомендация по «правильному» прочтению книги – начните с Приложений: «Исторический очерк жизни и трудов Пиранези» Леграна – (то с чего весь миф собственно и начался), эссе Томаса-де Квинси, Владимира Одоевского, Шарля Нордье, Олдоса Хаксли, стихами Виктора Кривулина и Иосифа Бродского… Также рекомендую почитать Маргерит Юрсенар в избранных сочинениях т.III «Мрачный ум Пиранези». И потом — основной текст книги. Тогда поверьте, наслаждение от чтения будет максимальным, а сама искусствоведческая книга превратится в увлекательный роман –разоблачение.

Грезы людей порождают новые грезы, или элементы мифа Пиранези

«Руины Пиранези сотрясают. Они стонут, они кричат. Нужно поспешить взглянуть на них еще раз, ибо они вот-вот разрушатся. Осторожно переворачивая страницу, вы боитесь оглохнуть от грохота их обвала на зыбкую почву, готовую их проглотить. Прежде чем продвинуться дальше, вы задерживаете дыхание и прислушиваетесь.»

«Кошмар Пиранези – это, несомненно, кошмар одиночества и тесноты, тюрьмы и гроба, в котором не хватает воздуха, чтобы вздохнуть, голоса, чтобы закричать, и места, чтобы шевельнуться.»

Шарль Нодье. Пиранези: психологические рассказы. 1836

«Книга моих темниц содержит в себе изображение сотой доли того, что происходило в душе моей. В этих вертепах страданий мой гений; эти цепи глодал я, забытый неблагодарным человечеством… Адское наслаждение было мне изобретать терзания, зарождавшиеся в озлобленном сердце, обращать страдания духа в страдания тела, — но это было мое единственное наслаждение, единственный отдых.»

Владимир Одоевский Opere del cavaliere Giambattista Piranesi 1831

«В этих темницах самое очевидное и вместе с тем самое тревожное то, что в них царит абсолютная бессмыслица. <> Пиранези неизменно умудряется создать впечатление, что эта колоссальная бессмыслица длится бесконечно и равнозначна вселенной. <> Обитатели „тюрем“ Пиранези – безнадежные зрители «этой помпезности миров, этих родовых мук», величия не имеющего смысла, непонятных страданий, не имеющих конца и лежащих за гранью человеческих возможностей их понять или вынести.»

Олдос Хаксли «Тюрьмы» Пиранези 1949

«Тюрьмы» Пиранези - прорыв в искусство будущего. <> Мировой символизм всосал Пиранези, как детское питание, и порождения символизма – экспрессионизм и сюрреализм – унаследовали любовь к его гравюрам…<> По количеству откликов и цитат в искусстве XX-XXI веков среди всех художников своего времени Пиранези, войдя в кровь и плоть модернизма, занимает, пожалуй, первое место.»

«Эдгар По с Кафкой также много что объясняют у Пиранези post factum, потому что разуму человека всегда свойственно брожение, часто именуемое ересью, диссидентством или инакомыслием, будь то человек Средневековья, Ренессанса или Просвещения. Культивируя яркое солнце разума, Просвещение очень способствовало тому, что под действием его лучей, умы начинали гнить, бродить и разлагаться, — готический роман и проза Маркиза-де Сада прямой тому пример, и Carceri Пиранези — также».

Аркадий Ипполитов, 2013

Книга «Тюрьмы и власть. Миф Джованни Баттиста Пиранези» – попытка сблизить массового и элитарного зрителя и читателя. Получилось ли – слово за вами.  

   

«Тюрьмы» и власть. Миф Джованни Баттиста Пиранези». Аркадий Ипполитов, издательство «Арка», Государственный Эрмитаж, Санкт Петербург, 2013

Книга в интернет магазине Озон.

Книга сопровождается иллюстрациями офортов Пиранези, впервые переведенных на русский язык эссе Нодье и Хаксли, а также другими редкими материалами.

 

 

Для коллажа использованы:

  • Pietro Labruzzi, Portrait of Giovanni Battista Piranesi, 1779

  • Узники на выступающей платформе. Лист X из серии Carceri d’Invenzione. 1761. Офорт, резец. Государственный Эрмитаж

  • Piranesi. Castel sant angelo from north

Также рекомендуем:

 

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии