Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Остерегайтесь чесночных карликов или разговор языка с самим собой

Остерегайтесь чесночных карликов или разговор языка с самим собой

«С чего мы вообще взяли, что способны говорить и понимать друг друга?»

Анатолий Рясов

 

Книга Анатолия Рясова - «попытка услышать шепот нерождённого, сырого слова…», тридцать писем про язык, который творит сам себя и играет с безумием. С первых строк читателя обволакивает языковая вязь  - гущица, пиетет, крипичики,  пустячки – просторечно чудаковатые слова, обнаруживающие потенциал к дряхлению. От чтения они оживают, обретают вещественность и объем, их можно перекатывать языком по небу, смаковать – откромсанные мгновения, ажитация, обрыдшее, туесок… - приобретают запах «староукладных отсыревших балок». Здесь даже «долька осуждения – неприметный навоза катышек».

 

Текст - письма этакого Акакия Акакиевича – мысли и чаяния, с ощущаемым причмокиванием и скрипом пера по бумаге. Вот только в отличии от гоголевского Башмачкина скрупулёзное исследование слов и звуков «сердечный доброжелатель» и «язычествующий» набирает на компьютере…. Однако, не торопитесь разрушать уютную картину. У «покорного слуги» – «обрызганные вином ногти». Все-таки не из нашего он мира, не из нашего. Брызги –как шампанское – даже, если и советское, все равно веет возвышенным, ценностями прошедшего времени, памятью, основой.  И вот языковой экспресс мчится по речевым закоулкам, дальше и дальше. Впереди уклон, тормоза сорваны…, не остановишь. Безумие - «Створаживание речи и письма в единый сырник» - молчание мышления, внутренней речи, мысли. Конец.

 

У внимательного читателя может сложиться впечатление, что автор демонстрирует клиническую картину развивающейся интеллектуальной шизофрении. Симптомы похожи, но даже после внимательного изучения справочника, утверждать уверенно не берусь. Рекомендую дождаться отзывов профессиональных психиатров. Жонглирование структурами слова не проходит для психики даром, герой книги подтверждает эту гипотезу снисходя в «языковую преисподнюю». «Смысл – это бессмыслица, которую по ошибке приняли за смысл.» И вперед, уничтожать смысл и создавать собственные слоги, звуки и «сузить границы Языка до ничтожных размеров вселенной». (синдром дезорганизации? – это вам намек, не более, психическая патология не шутка, самолечение не проходит).

 

Представляю, как «отрывался» автор, вворачивая тщательно заготовленные речевые обороты и метафоры – склонна предположить, что «заготовочки» языковых вывертов подбирались на карточках, ровно сложенных в ящички. Строго по системе, знать которую нам не дано, но главное определение которой - «скрупулёзность» - со всеми ее оттенками и коннотациями, прямо, как в тексте. «Самое время фортепиано мое из терновых кустов высвободить, чтоб купину неопалимую не поганить зазря развратом синкопированным». Да, и будьте готовы к легкой толике литературного авангарда.

 

Книга перекликается с «Лингвистической катастрофой» Михаила Аркадьева, при этом она понятнее и проще для непрофессионального читателя. Предмет разбора тот-же, лингвистическая катастрофа – сам человек, вид, мыслящий о мысли.

 

Поэтому главное письмо – последнее – нам. О невозможности вырваться за границы языка. «Словам нет дела до словарей. Мысль вынуждена прислушиваться к слову, чтобы получить право на рождение.»

 

 «Белого флага не ждите!» Рекомендую. Ольга

 

  Анатолия Рясов «Сырое слово», изд. Опустошитель 2015.

  Книга в интернет магазине Озон

 

  Сердечного времени суток мудрецы и философы. Начнем.

 

 

 

  

Также рекомендуем:

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии