Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Свобода против пустоты. Отзыв на книгу Петра Алешковского "Крепость"

 Свобода против пустоты. Отзыв на книгу Петра Алешковского "Крепость"

В «Крепости» Петра Алешковского друг на друга наслаиваются истории одиннадцатого века, периодов Золотой Орды, правления Ивана Грозного и провинциальной повседневности 2014-2015 годов. Историк-археолог Алешковский демонстрирует неизбежные последствия выбранной профессии – невозможность смотреть на окружающую действительность с фильтром сиюминутности. Картинка постоянно расширяется до вековых и даже тысячелетних сюжетов.  С высоты же веков, наша жизнь - не более чем игра одного поколения в ощущение собственного величия, потребительский гедонизм и отрицание собственной конечности.

 

Для главного героя археолога Мальцева жизнь сегодняшним днем невозможна, ему нет в ней места. Идеалист, он не понимает и не чувствует смысла в борьбе за богатство и власть. Как после разорения Великого Новгорода Иваном Грозным на три поколения в стране воцарилась культурная пустота, так и после вытравливания интеллектуальной и культурной элиты в ГУЛАГе многообразие развития и движения сменились сероватыми буднями и ярмарочными выходными потомков простого люда, когда «сортир выступает мерилом культуры». Связь времен и культур прервалась. Придется растить сначала, долго и кропотливо, таким людям как он. «Густой воздух вокруг стал временем, в котором они просто жили, нащупав особым древним чутьем все внутреннее беспокойство земного бытия и смирившись с ним.»

 

Принципы Мальцева - его «крепость». Они не выстраданы, а скорее «спущены свыше» и не осмысляемы. «Я свободен!» - ключевая ценность героя, однако на нее никто и не покушается. В романе не стоит искать примера жизненного «выбора», его там нет.  «Что правильно» известно заранее и сомнению не подлежит. И в этом - слабость.

 

Детально разобранные исторические сюжеты, факты и описания архитектурных и археологических особенностей насыщают роман - серьезный стимул прочитать 600 страниц. Сатирические отсылки к реалиям России 2015, юридически корректно вложенные в цитаты героев книги скорее уплощают содержание, делают его мельче. Вряд ли, вскрывая в книге «широко известные в узком кругу» вещи, можно изменить окружающую действительность. Чтение сегодня прерогатива интеллектуальной элиты, а они и так в курсе.

 

Алешковский наводит на мысль, что Мальцев – его alter ego: ищущий, неспособный доказать правоту, жаждущий понимания и признания. Идеалист, который упорно идет вперед, туда, где те, кто знают прошлое достойны будущего. - «Мне очень неуютно жить порой. Все чаще и чаще. Это никак не связано со временем. Задача - постоянно ощущать сопротивление жизни как счастье. Когда не удается, становится неуютно. Хочется вильнуть хвостом и залечь на дно. Но этого делать нельзя, на то и воля дана, чтобы ложиться спать против течения, слушать шум мира, наблюдать и играть в свою игру – чужой тебе не предложат»[1]

 

P.S. Несмотря на издательское описание книги, она точно не боевик с нуворишами и чиновниками.  Это как раз тот самый вариант, когда «автора заставляют играть в чужую игру», но как он сам и писал – вряд ли получится.

 

Петр Алешковский «Крепость», редакция Елены Шубиной, АСТ, 2015

  Петр Алешковский «Крепость», редакция Елены Шубиной, АСТ, 2015

 

  Книга в интернет магазине Озон

  Книга в интернет магазине Лабиринт

 

 

 

Также рекомендуем отзывы:

Для коллажа использованы:

  • «Опричники в Новгороде», художник  Авилов Михаил

  • Петр Алешковский «Крепость»

  • Фото Петр Алешковский

 

[1] Интервью Петра Алешковского Майе Кучерской 2006 год http://www.polit.ru/article/2006/04/09/aleshkovskij/

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии