Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Тупик радикального индивидуализма

Тупик радикального индивидуализма

«Я нарисовал посреди своих заметок небольшой могильный камень и написал эпитафию: «Того спасти мы можем» (Цитата из Фауста, в переводе Б. Пастернака)»

 

В книге собраны статьи, посты, колонки – описания процесса размышлений: с перескоками, мыслями «по случаю» и интеллектуальными сентенциями из категории «здравствуй, Капитан Очевидность». Перед нами автор-колумнист, как он есть «подлинный и ужасный». Ахиллесова пята колумниста – обязательная регулярность: он болеет, хочет на пляж, улететь на необитаемый остров или пойти с приятелями есть пиццу, а вместо этого – сидит и пишет, выдавливая из себя эмоции по мучительно вырытому поводу, исторгая намеки на мысли и натягивая их на слова, искренне желая найти такие, что смогут расшевелить этот мертвый текст.

 

В XVI веке иезуиты ввели в своих школах обязательное ведение учениками дневников, как способ ежедневной рефлексии, самообучения и альтернативы регулярному вечернему исповеданию. Дневниковый опыт весьма положительно сказался на развитии интеллекта учеников и оставил глубокий след в последующем развитии культуры и науки. О сути влияния не на писателей, а на читателей оных эпистолярных опусов история умалчивает.  Так и в 21 веке формат блогов стимулирует разговоры «с самим собой». Посты в социальных сетях теперь не только чудесное прибежище глубоких интровертов – эти посты пишут с пометкой, вижу «только я» - а и множества вполне открытых миру и респектабельных граждан, жаждущих выплеснуть частные дискуссии своих «я» на неподготовленную публику. Со временем, конечно, аудитория потребителей «чужих переживаний» формируется и может даже так сложиться, что она окажется весьма многочисленна, как тут не вспомнить, что покупатель в этом мире найдется на любого продавца, вопрос лишь в количестве оных и времени поиска. Вот тогда автор может быть поистине счастлив. Его тщательно вытесанное в фейсбучном (или еще каком) мраморе Эго проникло и расплодилось в мире «лайковой» любви и социальных «поглаживаний». Релевантна ли такая модель общения с читателем для книжной версии?  

 

55 страничное эссе «Дальний остров» -  поиск автором себя через проживание и прочувствование первого английского романа – «Робинзон Крузо», Даниэля Дефо - «великого раннего памятника радикального индивидуализма, историю практического и психического выживания человека в полной изоляции».  Франзен в легкой американской манере (одна книга- одна мысль) излагает социальные предпосылки и краткую историю развития литературного жанра романа - «вырос из праха скуки»: у женщины в XVIII веке стало меньше домашних забот и появилось свободное время, распространялась грамотная буржуазия, которая в свободное время хотела читать о самой себе. До Нового времени читали для обучения – получения информации, в назидательных целях и, чтобы «пощекотать нервы». «Протестантская теология сформировала новое понятие о социальном порядке, как о совокупности независимых, полагающихся на себя индивидуумов, связанных с Богом напрямую, <> на рубеже XVII и XVIII веков на фоне процветания британской экономики становилось все менее очевидно, что индивидуум вообще нуждается в Боге».  Роман становится безопасным полем для игры читателя. Вымыслом, который удивительно похож на правду и вместе с тем обеспечивает комфортное ощущение личной безопасности. Удивительная схожесть реализации читательской потребности тогда в романе и сегодня в блогах.  

 

Эссе написано по мотивам размышлений автора во время пребывания на острове на юге Тихого океана, в пятистах милях от берегов центрального Чили, официально носящего название в честь Александра Селькирка, шотландского матроса, чья жизнь на нем вероятно послужила основой романа о Робинзоне, и который местные жители по-прежнему называют Мас-Афуэра или Дальний. Одиночество стимулирует решение внутренних проблем и самоанализ. Радикальный индивидуализм мучителен и безумен, таков вывод по итогам даже небольшого реального одиночества автора: без людей, связи, источников «цивилизованного» времяпровождения. Когда единственное, с чем остается жить – это только интересное «я», жизнь определенно может наскучить.

 

Время, проведенное с «Дальним островом» сродни чтению чужого блога, когда, хочешь ты того или нет, чужая частная жизнь врывается в твою. И не просто врывается, а пытается занять в твоих мыслях и времени заметную долю, отправляя твою частную жизнь в небытие сразу и навсегда.

 

И в завершении мне так и хочется сказать: «Так давайте выпьем, за то, чтобы…»

«В тебе появилось нечто более реальное, чем способность нравиться, и внезапно у тебя возникла подлинная жизнь»

Джонатан Франзен «Дальний остров»

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии