Пантелеевы
рекомендуют читать
Присоединяйтесь!

Заметки о частной жизни писательской богемы

  «Лебедев Кумач сказал, что считает его (Пастернака) великим поэтом.

И с грустью добавил: „А он меня, наверное, поэтом не считает“.

«Станция Переделкино. Поверх заборов» — книга о частной жизни советских писателей 50-ых – 80ых годов, рассказанная прямым свидетелем происходивших событий.

Александр Нилин, сын советского писателя Павла Нилина, с детства жил в Переделкино и в Лаврушинском переулке (дом напротив Третьяковки) в Москве, наблюдал и «участвовал» в частной жизни главных писателей советского времени: Чуковского, Пастернака, Фадеева, Симонова, Валентина Катаева, Евгения Петрова. Он в разное время дружил с внуком Чуковского – Евгением (Чукером), братьями Ардовыми – Михаилом и Борисом, знал их сводного брата Алексея Баталова, Высоцкого, приемного сына Фадеева (Шуню), дружил с братьями Вайнерами, еще до того, как они стали знаменитыми на весь Советский Союз писателями детективов и авторами «Эры Милосердия» — «Места встречи изменить нельзя».

Воспоминания детства Александра это военные и послевоенные годы в Переделкино) – не очень подробны. Это понятно, тогда младшему Нилину было всего 5-7 лет. Детская память запоминает то, что взрослые не посчитали бы важным. Например, громкий и вовлеченный способ общения Корнея Ивановича с детьми, который иногда ставил мелкоту в ступор и заставлял замыкаться в себе. Или жестокие выходки Толи Серова – приемного сына Константина Симонова. Александр вспоминает территорию участка Чуковских, где происходили события из сказки Корнея Ивановича «Приключения Бибигона» — (хотя индюк Брундуляк в детской памяти почему-то не отложился).

Кстати, печать «Бибигона» долгое время была запрещена лично Ждановым (написана в 45 году, опубликована целиком только через 17 лет). Никто не понимал почему. Вот претензии Советской власти к «Мойдодыру» были, казалось, вполне обоснованы. В то время, когда квартиры в городах уплотнялись пролетариатом (помните Швондера из «Собачьего Сердца»?) – Мойдодыр у Корнея Ивановича выбегал из «маминой из спальни». Это как у мамы может быть отдельная спальня? Может быть и у папы тоже отдельная есть? Именно из-за «Мойдодыра» Чуковского долго не печатали и единственным возможным доходом были переводы.

По-другому выглядят воспоминания Александра студенческих времен (школа-студия МХАТ). Это время дружбы с братьями Ардовыми (семьей, где будучи в Москве останавливалась Анна Ахматова), время свободных студенческих развлечений, первых свадеб – например, детей Шостаковича – Максима и Галины. (Сам Дмитрий Дмитриевич застолий не любил, первым тостом «он предлагал обычно помянуть покойную жену, благодарил следующим тостом домработницу…, а дальше могло наступить тягостное молчание»). Это время начала самостоятельной жизни нового поколения хрущевской оттепели, получивших в руки свободу, недоступную их известным родителям. В этой связи вспомнился фильм «Стиляги» Валерия Тодоровского.

И, конечно очень много любопытной информации, которую я просто не знал. Например, то что Валентин Катаев и Евгений Петров (соавтор «12 стульев» и «Золотого Теленка») – родные братья, Петров – псевдоним. То, что Алексей Баталов – сводный брат братьям Ардовым, то, что старший брат Вайнеров – Аркадий – работал следователем на Петровке и оттуда во многом братья черпали свои детективные сюжеты, то что Петров (Катаев) – будучи инспектором уголовного розыска в Одессе – задержал своего друга Александра Козачинского (он был предводителем криминальной шайки), а затем Козачинский, выйдя из заключения, написал повесть «Зеленый Фургон», где прототипом главного героя Володи Патрикеева стал Евгений Петров.

Рекомендации читателям — нужно прорваться через начало первой главы «Поверх заборов». На мой взгляд автор там очень многословен.  

Три понравившиеся цитаты, две первые из описания жизни творческой интеллигенции времен Иосифа Виссарионовича, третья – просто про творческую жизнь и выбор в ней:

«Пикантность ситуации с возвращением (из лагерей) Татьяны Кирилловны усиливалась тем, что Борис Леонидович не только женился и произвел на свет двух малюток, но еще и умер».

«Как и большинство талантливых людей определенной национальности, критик Н. в пору гонения на космополитов был подвергнут строжайшему сниманию штанов, но в тюрьму все же не сел»

«Между жаждой славы и жаждой справедливости общего только жажда»

«Станция Переделкино. Поверх заборов» – взгляд изнутри на жизнь писательской среды трех эпох. Взгляд заинтересованный, иногда ироничный и даже слегка едкий.

Рекомендую. Прочитал с удовольствием. Илья

 

 

  «Станция Переделкино. Поверх заборов» Александр Нилин, Редакция Елены Шубиной, издательство АСТ, 2015

 

  Книга в интернет магазине Озон

 

  Скачать цифровую книгу на ЛитРес

 

 Также рекомендуем рецензии:

 

На коллаже: Корней Иванович Чуковский, Константин Симонов, Дмитрий Шостакович и дом-музей Пастернака в Переделкино.

Отлично!
Спасибо за подписку!

Подписка на рецензии